Сбербанк. Где искать управу на этого монстра? Мой опыт

Можно ли судиться со Сбербанком. Мой опыт

пороки государства свойственны и сбербанку
Обновлено:

Я часто думаю теперь,
Поскольку я и в мыслях грешен,
Что в судьбах наших счет потерь
Числом даров уравновешен.

Игорь Губерман
Гарики на каждый день


Сразу скажу, что речь здесь пойдёт о судебных тяжбах начатых с моей стороны в качестве истца. То есть я тут выступал как атакующий в полном соответствии с сюжетом басни про Моську и Слона. Надо сказать, что до этих историй мне ранее не приходилось быть в судах истцом, всё больше свидетелем, ответчиком и даже обвиняемым. Но и страха тоже не было, поскольку с российской «судебной машиной» я был знаком хотя бы и чуть-чуть.

Со Сбербанком было иначе. До описываемых здесь событий этот могущественный банк вызывал у меня уважение, и даже некоторый трепет. Помню, еще в советские времена, я пытался устроиться туда на работу в качестве большого начальника по компьютерной части, но безуспешно. Это еще больше укрепило мою веру в неприступность этой «крепости».

Однако время меняет многое, даже Советский Союз развалился как карточный домик. Вот и в Сбербанке - то ли крепостные стены «треснули», то ли запоры и двери «повело». В общем поводом для моих претензий к банку стали два случая кражи денег с моих карточных счетов, причем я сам тут участия не принимал, как в той истории, где меня «нагрели» телефонные мошенники. Но обо всём по порядку и скрупулёзно (вдруг заметку будут читать люди юридически грамотные).

Опыт первый, неудачный

Случилось это где-то в ноябре 2011 года. Я тогда нелегально подрабатывал в охране частной гостиницы. Зарплату нам, «сторожам», платили наличными два раза в месяц, как водится «мимо кассы» на основании «липовых» отчетов о неких представительских расходах. Но речь сейчас не об этих бухгалтерских «фокусах» в частных компаниях.

Ведь не зря говорится, что миссия бухгалтера практически такая же, каково и назначение «бюстгалтера» - скрывать то, что не должны видеть другие и показывать то, чего нет на самом деле...

Так вот, как обычно утром, перед сдачей смены, я получил свой аванс порядка 6-ти тысяч рублей на руки. И тут же положил деньги на карточку через банкомат, благо отделение банка размещалось прямо под гостиницей в первом этаже. Спокойно добрался до дома, подремал часа два-три после ночного бдения, и решил сходить в баню. Собрался, по пути заглянул в гастроном за пивом, но купить его не смог – на карточке денег было недостаточно. «Вот тебе и раз, лихо закручен сюжет», - думаю. Зашел с мобильного в личный кабинет Сбербанка и вижу, что примерно два часа тому назад с моего счета двумя переводами (2,5 и 3,5 тысячи) деньги уплыли на один и тот же неизвестный мне телефонный номер. При этом никаких уведомлений от банка в своем телефоне я не обнаружил. Абонент этот (судя по цифрам номера – клиент МТС) естественно на мои звонки не отвечал. Стало очевидно, что не только пиво, но и баня «накрылись медным тазом».

Не долго думая, я направился в ближайшее отделение Сбербанка для «разбора полётов». Там меня выслушали, по банкомату проверили меня на «вшивость» и… Заявили, что эти переводы денег сделаны через мобильный банк, подтверждения операций которого надо ждать дня два, как минимум, ибо это лишь дочерняя структура Сбербанка. На мой вопрос о необходимости заявления о краже специалисты банка отрицательно замотали головами, любезно посоветовав обращаться прямо в полицию. А заявление в Сбербанк велели написать, когда придет отчет от мобильного банка.

Надо заметить, что тогда я не был юридически «подкован». Как и подавляющее большинство клиентов российских банков, я не догадывался о существовании федерального закона от 27.06.2011 № 161-ФЗ, его статьи 9 и пунктов 11-13 в частности. Дабы не забивать вам голову мудрёными формулировками этой статьи, кратко скажу так: для отката незаконных переводов с моей карты, сделанных без моего на то согласия в любой форме, мне следовало подать заявление в банк не позднее одного следующего рабочего дня с момента обнаружения факта списания денег со счета.

В районном отделе полиции моё заявление приняли, дознаватели меня допросили и мягко намекнули, что ситуация, мол, безнадёжная, как говорится «нет тела, нет и дела». Через два дня в банке со мной даже разговаривать не стали. Дескать, с их стороны всё сделано чисто, потому вся надежда только на славную нашу полицию, а банк окажет ей необходимое содействие.

Через месяц из полиции мне сообщили, что следственные мероприятия результатов не дали, и моё дело направляется в архив. Типичный «висяк» то есть, говоря простыми словами. Меня такой исход не устроил, и тогда решил я подать иск о взыскании материального и морального ущерба к Сбербанку в мировой суд – ведь для банка дело-то «копеечное». Проконсультировался с частным адвокатом, она за две тысячи составила мудрёное исковое заявление, призвав на мою сторону Закон о защите прав потребителей.

В суде через пару недель устроили «очную ставку» с юристом Сбербанка, где мы высказали друг другу взаимные претензии. При этом судья уточнила, не возражаю ли я к привлечению в процесс третьей стороны – владельца того злополучного телефонного номера. Надо заметить, что полиция таки установила персональные данные человека, на кого этот номер был зарегистрирован, но самого человека найти не смогла. Я не стал возражать, и судья попросила принести в суд заявление вновь, но в количестве экземпляров, соответствующем новому количеству участников процесса. К слову добавлю, что третьего участника процесса суд так и не нашёл, ибо регистрационные данные телефона оказались фальшивыми.

Я принёс в суд три экземпляра заявления с копиями подтверждающих документов, но один из экземпляров с отметкой секретариата суда взял себе – чего ж зазря почту нагружать? Вот это и была моя ошибка. Судья в заочной форме вынесла решение об отказе в рассмотрении дела по причине не соответствия количества участников процесса количеству экземпляров заявления. При этом мне было предоставлено право на исправление ошибки в установленный судьёй срок. Со сроком-то я и просчитался, принеся в суд третий экземпляр на один день позже. В итоге, судья мне снова отказала в рассмотрении заявления, предоставив право на апелляцию.

Тут вся судебная машина закрутилась-завертелась. Мою апелляцию на отказ в рассмотрении иска по существу, которую надо было подавать опять же через мировой суд, завернули «взад» по причине её необоснованности. Срок исправления ошибки ведь был пропущен. Кассационную жалобу Верховный суд тоже отклонил, потому что не было решения суда апелляционной инстанции. В общем, всё вернулось туда, откуда и вышло – в мировой суд. Только времени на все эти телодвижения потребовалось где-то с полгода. Дело было закрыто в связи с пропуском всех сроков, а моё заявление об их восстановлении - отклонено без объяснения причин, просто так, по мнению судьи. Таким образом лодка разбилась о подводные рифы, так и не достигнув береговых скал.

Я не стану голословно обвинять мирового судью в предвзятости, но хочу обратить ваше внимание, что на первой «очной ставке» юрист Сбербанка лично подходила к судье, сидевшей за кафедрой, и передавала ей некие документы без помощи судебного пристава или хотя бы секретаря судебного заседания. Что и сколько этот юрист «занёсла» судье – покрыто мраком. Но тот факт, с каким рвением судья дело «мытарила» и в итоге «замяла», наводит на нехорошие мысли…

История вторая, успешная

Эта история приключилась в феврале 2017 года. Я тогда только вышел на пенсию, уволился с официальной работы и уже пятый месяц сидел дома (устроиться куда-либо даже неофициально пенсионерам крайне трудно) в ожидании начисления пропущенных мною индексаций пенсии. Где-то перед Новым годом мне индексацию пересчитали, выплатили долги и пообещали выплатить мою ранее начисленную накопительную часть пенсии.

И вот в один из воскресных февральских вечеров слышу «дзынь» в телефоне. Открываю, читаю – оказывается, что мне перечислили аж 21 тысячу рублей. Настроение поднялось, я уже стал прикидывать, куда пойду тратить эти «шальные» деньги. Сижу, слюну пускаю.… И вдруг, через час, в телефоне снова с десяток раз «дзинь-дзинь» с интервалом в пару секунд. Снова читаю, и глаза лезут на лоб, а челюсть отвисает. На этот раз вижу, что прошли переводы на два незнакомых номера: на первый четырьмя операциями по 2,5 тысячи рублей каждая с «нераспечатанного» кредитного счета, а на второй – пятью операциями по 2 тысячи рублей с пенсионного счета. В итоге с моих счетов в миг улетело 20 тысяч рублей.

«Ясен пень», - думаю, это мошенники. Звоню на «горячую» линию в Сбербанк, там карточные счета сразу блокируют и приглашают в банк. Назавтра, с утра пораньше, бегу в центральный офис Сбербанка за поиском правды. Меня снова выслушали, проверили счет и заявили, мол, всё путём – это отработали автоплатежи, установленные в вашем личном кабинете. Ничего себе думаю, я же никогда такой «фигнёй» не маялся (тем паче, с кредитной карты), даже не знаю, как эти автоплатежи устанавливаются. К слову, позже я выяснил, что такая установка делается на одной из вкладок личного кабинета, а я всегда пользовался только главной страницей.

Ну, нет, думаю, не на того напали! Сразу накатал заявление в банк, взял копию этой бумаги, и бегом в районный отдел полиции, который централизованно «занимается» компьютерным мошенничеством. Там всё стандартно: заявление, допрос и открытие дела с маленьким уточнением, типа ущерб для меня существенный или нет?

Разница же, как выяснилось, состояла в том, что следственные действия по малому ущербу ведутся один месяц, а по крупному – два месяца.

И еще дознаватели доверительно сообщили мне о существовании вышеназванного федерального закона, что, мол, сейчас эти дела идут куда легче, мошенников ловят. Вот только вокруг Сбербанка их настолько много, что просто не успевают всех отловить и упечь в места не столь отдалённые – слишком сложна процедура судебного доказывания. Чувствуете разницу по сравнению с первой историей?

Короче, воодушевлённый столь человеческим отношением ко мне со стороны полиции, я отправился ждать результатов в течение двух месяцев. За это время Сбербанк отклонил моё заявление, мотивируя тем, что установка автоплатежей - это моих рук дело, а у них «всё пучком». А еще через месяц ко мне стали приставать сначала работники Сбербанка, а потом и их нанятые коллекторы по поводу моего нежелания гасить «взятый» кредит. Естественно, я посылал их всех по известному адресу, мотивируя тем, что вопросом занимается полиция. Но они не унимались, дело дошло даже до физических угроз.

А тут и полиция подоспела, мол, два месяца прошли, результатов нет, дело направляется в архив. Я жалуюсь на коллекторов, но меня не слышат – это дело другой службы, ступайте туда. В общем, такой «футбол» меня не устроил, и я пишу письмо в адрес руководителя главного местного отделения Сбербанка с требованием разобраться по существу и принять надлежащие меры. Иначе – эти меры приму я и вам, дескать, мало не покажется. Но через три недели приходит ответ из Рязани (!?) за подписью какого-то клерка. Суть ответа стандартна до безобразия:

скриншот шаблонного письма отказа по моим требованиям

Терпение моё лопнуло, и я снова подал иск в мировой суд уже по месту нахождения ответчика, то бишь – местного управления Сбербанка. Снова в мировой суд я пошел потому, что сумма иска у меня не превышала 50 тысяч рублей, якобы районный суд такими мелочами не занимается.

Надо заметить, что Сбербанк вообще «оборзел». Еще до вынесения судебного решения, он поставил мои пенсионную и валютную карты в режим «инкассо», и стал автоматом списывать оттуда все поступления в счет погашения «кредита». И если по валютной карте я приостановил приходные операции (банку удалось списать только маленький остаток), то на социальную карту мне периодически поступала пенсия! Выручало только то, что между операциями поступления и списания обычно проходило около двух часов. Я был вынужден караулить у банкомата момент перечисления пенсии и сразу же её по максимуму обналичивать. Банк довольствовался крохами, которые нельзя было получить в банкомате. Но однажды, в мае, пенсию перечислили досрочно, и тогда Сбербанк таки «урвал» у меня более 3-х тысяч рублей сразу…

На этот раз к помощи юристов я прибегать не стал, а написал всё своими словами, заявив в конце аж семь пунктов требований как по возмещению мне материального и морального ущерба, так и по наказанию Сбербанка в качестве ответчика-волокитчика.

скриншот резюмирующей части иска

Чувствуете, насколько я «поднаторел» в судебных тяжбах?

Мировой судья в этот момент была в отпуске, иск приняли её помощники. Потом уже судья говорила, что никогда бы не приняла такой иск – не по форме, мол, да и суть требований размыта, а порой вообще незаконна. Конечно, с точки зрения юриста, формулировки выглядят не корректно, но, по сути, они правильные. И как судья ни пыжилась, дело ей пришлось принять, опять назначив «очную ставку» с юристом Сбербанка.

Каково же было моё удивление, когда, придя на заседание, я обнаружил в кабинете судьи уже знакомую мне юристку Сбербанка, которая мирно беседовала с судьёй что называется «тет-а-тет». Опять же не хочу возводить напраслину, но судья видимо смекнула, ознакомившись с делом, что правда на моей стороне. Насколько я понял из обрывков разговора, она доказывала представительнице банка невозможность выиграть тяжбу ни за какие «коврижки» Та, естественно, отрабатывала свою зарплату и убеждала судью в обратном.

В общем, судья вертелась и так и сяк, но в итоге нашла зацепку и заявила, что этот иск не в её компетенции и дело передается в районный суд. Прошло еще два месяца. Федеральный судья, взвесив факты и мои аргументы, тоже сообразила, что дело для банка бесперспективное и придиралась лишь по уточнению формулировок требований. Банковская юристка видимо тоже поняла, что ей в этот раз «не светит» и перестала ходить на заседания суда. Надо сказать, что к этому времени банк прекратил меня терроризировать по кредиту, хотя и не восстановил кредитный лимит. В итоге суд вынес решение в мою пользу, почти полностью удовлетворив мои требования, дополнительно назначив банку еще и штраф в мою пользу в размере 50% присужденной мне суммы.

Но выиграть суд оказалось еще полдела. Теперь надо было добиться исполнения решения, с чем банк явно не спешил. Пришлось мне обращаться к судебным приставам-исполнителям. Но и там все было не просто. Оказывается, исполнение подобных судебных решений было возложено на единый по стране орган, находившийся в Москве. Пришлось исполнительный лист отправлять туда без особой надежды на скорое решение вопроса.

Однако, как оказалось, в Москве дело было поставлено на поток. Подобных решений суда у них накопилось уже больше двух тысяч. Не прошло и двух недель, как на мою карту были перечислены все присужденные мне деньги. На дворе уже стоял декабрь, пора и к Новому, 2018-му году готовиться. Но банк решил подпортить мне настроение, прислав уведомление, что я должен буду заплатить налог по части присужденной мне суммы. Я, конечно, не побежал платить, но в следующем году налоговая инспекция мне припомнила должок. Видимо Сбербанк и туда кляузу настрочил.

Что же из этого следует?

«А следует жить», - как поётся в известной песне у Сергея Никитина. И, продолжая лирический лад, добавить уже из «Калины красной» Василия Макаровича Шукшина: «Надо бы только умно жить»!

Главный вывод я сделал такой. Со Сбербанком можно и нужно судиться, если вы реально чувствуете свою правоту. По-доброму с этим Слоном договориться нельзя. Лично я напрочь утратил своё былое к нему отношение. И хотя социальная карта у меня осталась (пенсию перечисляют только на карту «Мир»), но денег я там держу не больше одной - двух тысяч рублей, на всякий «пожарный». Почти всё, что туда приходит, я тут же перевожу по другим банкам. Так надежнее, если, конечно, сам не дурак.

Второй вывод заключается в том, что наша судебная машина защищает в основном только сильных мира сего или тех, кто не забывает «делиться» с отдельными нечистыми на руку служителями Фемиды. Впрочем, в последнем утверждении я смог убедиться значительно раньше. Увы, с тех пор ничего в этой системе не изменилось к лучшему для людей.

Мой вам совет, если вдруг приспичит судиться с банками. Идите сразу в районный суд, заявляйте цену иска не менее 50 тысяч рублей. Да, размер госпошлины будет больше, но эти деньги вам с лихвой отобьются, если решение суда будет в вашу пользу. И помните, наши судьи не любят «беспошлинные» иски…

И последнее. Как ни грустно это осознавать, наша «доблестная» полиция может ловить преступников только в кино, подчас снимая это кино на заказ даже в документальном жанре. А потому, с нею лучше не связываться – себе дороже. Ладно, что хоть по политическим проблемам они спихнули эту «обязанность» на Росгвардию. Как говорится: «баба с возу…», хотя полиция наша и не напрягается.

Нет комментариев

Оставить комментарий

Отправить комментарий Отменить

Сообщение

Яндекс.Метрика